Право на наследие

Момент, когда новый человек рождается на свет, в какой-то степени аналогичен взрыву, благодаря которому, по мнению ученого мира, появилась Вселенная.
Кроха вторгается в размере­нное существование родителей ноч­ными криками и бессловесными требованиями, очень скоро интуи­тивно отыскивая ниточки, за кото­рые можно дергать, чтобы получить все желаемое.
Да, параллельно существуют счастливые моменты в виде первого зуба, первого слова, первого шага. Но самое интересное начинается с первого класса: первая двойка, первый прогул, первая шалость в виде разбитого окна в учительской или взрыва в кабинете химии, пер­вый побег из дома после очередной «головомойки», первое свидание до утра. Истерики, слезы, непослу­шание. Земля вращается, и на ней все повторяется.
В Африке рожают много, по­тому что выживает мало, в Амери­ке с выживаемостью все в порядке, но, откуда ни возьмись, появилось движение «чайлдфри», отвергаю­щее обзаведение потомством. В Европе возраст родительства все старше, а детей все меньше. Азиа­ты становятся родителями чуть ли не в детстве, но… тоже стали стре­миться к снижению деторождения. Тем не менее, человечество уже перешагнуло семимиллиардную отметку своей численности. Невзи­рая на войны, стихийные бедствия, катастрофы, множество «неизле­чимых» заболеваний, «неистреби­мые» вредные привычки и огром­ное разнообразие контрацептивов.
Все-таки дети продолжают ро­ждаться. Такие разные. Наивные и мудрые одновременно. Крайне ленивые, когда их к чему-нибудь принуждают, и особо деятельные, когда им что-либо запрещается. Но все — безусловно талантливые, даже те, кого так никто и никогда не назвал вундеркиндом. Всегда трогательные в ожидании чудес, и порой жестокие в настойчивых по­пытках познания мира. Продолжа­тели, преемники, наследники. Подробнее здесь вы сможете ознакомится с тонкостями оформления наследства.
С ними легко смеяться и пла­кать. С ними никогда не бывает скучно. С ними появляется иллюзия возвращения в собственное детство, которое когда-то казалось таким долгим, но так молниеносно про­мелькнуло.
Вот только что мы-то норовим оставить им в наследство? Океан в нефтяных пятнах, материки в го­рах отходов «разумной» жизнедея­тельности, озоновые дыры, военные конфликты, вконец исчерпанные запасы полезных ископаемых и пи­тьевой воды, кризисы, психозы, избыток негативной информации… Секс вместо любви, успешность вместо счастья, Google вместо ин­теллекта. .. И голубые экраны мо­ниторов, превосходно изолирующие от прямого общения.
За что же они нас любят, хотят быть похожими на нас и гордятся нами? Имеем ли мы вообще право на наследников?
Вопросы — из разряда рито­рических. Возможно, имеет смысл поискать ответа у тех, кто «как дети» — гениев человечества. Один из них сказал: «Будьте как дети», а другой семнадцать веков спустя: «Что наша жизнь? Игра!»
Будем надеяться, что дети свой шанс используют лучше нас. Во всяком случае, надежда умирает последней.

Loading...

Оставить комментарий